Космоэнергетика и космоэнергетические каналы и частоты работа с собой ветер перемен альберто дельгадо карина альварадо аврора бореалис

Древняя и современная Мезоамерика

Изучая вопросы, связанные с этнографией, антропологией, религиозной организацией народов, современный человек зачастую опирается на знания о предмете, а не на видение его, как это было в древности. По сути; многие факты, к которым мы сегодня апеллируем, являются для нас изначально ограниченными в силу нашего примитивного представления о мире, в котором мы находимся. Только подготовив себя к более глубокому и тонкому восприятию мира, можно объективно понять и применить знания древних. Важно именно готовить себя, это более высокий путь, чем брать лишь одну степень понимания, какой бы высокой она ни была.


Итак, сейчас мы отправляемся в Америку, а вернее, в Мексику с той естественной непринужденностью, с которой ходят в обыкновенные походы. Только наша открытость и внимательность могут дать нам возможность увидеть и насладиться миром, который так близок и в то же время так далек от нас.


Что скрывается для нас в названиях племен? Ольмеки, сапотеки, толтеки, майя... Готовы ли мы вскрыть истинные знания древних? Или будем вновь пытаться поместить все, что узнаем, в привычные для нас рамки определений и понятий?


До сих пор в горах и джунглях Латинской Америки скрываются остатки высоких цивилизаций, которые мы воспринимаем как легенду, как миф. Пространственная ориентация и видение древних позволили им донести свои знания целостными и закрытыми до наших дней. Наше неумение видеть истинное является для них лучшей защитой от невежества. Нашего невежества по отношению к самим себе.


Конечно, возможность увидеть таинственные места и попасть туда - удел немногих. Но мы сами не готовим себя к такой возможности, хотя и среди нас есть те, кто может многое дать и многому научить.

Посещая древние центры культуры, мы можем удовлетвориться просто информацией о том, что тут жили толтеки или ацтеки. Но в то же время мы можем попытаться понять и увидеть большее, опираясь на соответствие, симметрию, количество переходов, положение статуй, на изображения и образы, которые выражают отношение к миру и его видение данными племенами. Конечно, без определенной подготовки нам, действительно, тяжело это увидеть и, самое главное, сопоставить с нашим современным существованием, так отличающимся от жизни индейцев. Но с чего-то надо рано или поздно начинать.


Для того, чтобы разобраться в происхождении мира, нам надо научиться соотносить себя с теми природными явлениями, которые описываются в различных мифах, и принять понятие о жизни вне смерти. Нам надо научиться верить и думать, прежде чем отвергать. Надо научиться проживать знания и осознавать их.


Для того, чтобы понять круговорот превращений, мы должны соединить последующее с предыдущим. Это даст нам точку отсчета в понимании того, что наш мир - это наш вектор развития, наша плоскость, которая вышла из другого мира, другого пространства. Только подготовив себя, свой разум, мы будем готовы погрузиться в то, что сегодня определяет неопределенное. Иначе все это не больше, чем сон.


Всякому действию предшествуют различные формы, но единое содержание существует как абсолют. Индейцы нам об этом не говорят, поскольку они не понимают, зачем им об этом говорить. Все попытки добиться от них знаний путем использования нашей системы взглядов и оценок разбиваются о нашу же собственную ограниченность. Причем, мы умудряемся сохранять и защищать эту ограниченность, линейно определяя формы восприятия мировых цивилизаций. Цивилизациям прошлого не случайно было уготовано именно такое, особое, развитие, дающее возможность формировать и усиливать качества, соответствующие тому периоду. Это был выход к знанию с другой эволюционной платформы.


Языковая группа майя оставила нам знания, зафиксировав их в тринадцати законах, которые управляют Вселенной. С 13-го августа 3113 года до н. э. берет начало тот круг развития, в котором мы сейчас находимся и который, собственно, скоро завершится. Вообще, культуры ольмеков и сапотеков относились к гораздо более высокой вселенской системе развития, чтобы мы могли воспринимать их последовательно. Что же касается цивилизации майя, то они оставили нам иллюзию, с которой мы живем и по сей день. Конечно, мы можем рассматривать эту цивилизацию как достигшую более высокого уровня, чем остальные. Но для толтеков, к примеру, это была новая генерация, открывающая иную плоскость развития.


Как бы то ни было, в восхвалении знаний, оставленных народами Америки, нам надо идти от обратного, то есть отталкиваться от нашего неумения владеть тем, чем владели они. Отвергать знания и понятия тех времен не нужно, так же как не следует отвергать знания нынешние, не поняв причин их возникновения. Разбираясь в знаниях, мы должны идти к истокам и причинам, ибо только так мы сможем углубиться в познании.


Майя передали нам язык формы - язык, которым пользовались все высокоразвитые древние цивилизации. Это целая культура, опирающаяся на видение индейцев и зафиксированная в четкой системе кодов.


Если есть язык, значит, он что-то определяет, может быть, предмет, а может, его содержание; поэтому для одних он сокрыт, а для других ясен. Здесь спрятана причина того, что каждое племя имело своих богов (и правильно, что чужого называть, если он занят). Предметами поклонения были травы, деревья, горы, камни. И раз уж индейцы не создали образных, всеобъемлющих богов, значит, им было достаточно качества того, что они видели вокруг себя. Если они поклонялись тигру и леопарду, то, наверное, это соответствовало не только форме животного, но и ощущению силы, которой это животное было наделено. Не стоит прибавлять сюда значимость сознательности, то было время других ощущений и качеств. Это была всеобъемлющая форма языка, вмещающая весь объем видения, которым и пользовалась индейцы. В этом была своя божественная сила.


Индейцы поклонялись зверям и птицам за качества, которыми те были наделены в большей степени, чем люди: за силу, проворность, верность, проницательность. Индейцы не только об этом знали, но и развивали подобные грани в себе. Тем, кто обладал такими качествами, давали имена, имеющие глубокий сакральный смысл в своей высшей простоте и ясности. Если же говорить о возвышенном поклонении богам, то можно сказать, что поклонение индейцев природе было, скорее, не возвышенным, а максимально естественным. Они существовали, соответствуя тем законам, которые ими управляли, и искали выход через то, что видели, как и мы, в свою очередь, ищем свой выход через то, что видим.


Индейцы умели ориентироваться в пространстве так, как мы уже даже и не можем себе представить, и находили нужное из четырех существующих направлений. Это можно увидеть в древних символах майя, которые отражают процесс развития знаний от Вселенского Движения до Абсолютного Единства. Все это включает в себя тринадцать законов знания, порождающие и объясняющие движение всего живого.


Откуда взялись именно тринадцать законов и почему? Для того чтобы понять их происхождение, мы отправляемся к ольмекам, которые рассматривали Вселенную как сжатую пружину или каучук. Формирование чего бы то ни было определял цикл, в течение которого достигалась единая собранность. Так появлялась форма. Цикличность задавало небо, а вернее, тринадцать созвездий. Тринадцатым созвездием считалась Северная звезда, она же была осью, на которую нанизывались кольца Вселенной. Двенадцать созвездий были схожи с теми, что мы знаем сейчас, однако они рассматривались сквозь призму их влияния на четыре стороны света. То есть земля "поглощает" отрезок небесного свода, вырабатывающий определенный сгусток энергии. В течение одного отрезка, который мы можем назвать годом, и происходили двенадцать изменений небесно-земной сферы, что закрепляло цикл построения. Один цикл равен одному сжатию, согласно ольмекскому взгляду на природу вещей. Эти изменения были не просто видны древним, они могли их воспринимать так же естественно, как мы воспринимаем жар огня или текучесть воды.


Все знания, а точнее, периоды знаний обозначались активностью созвездий. Часто их фиксировали на письме, в рисунках и образах. Значения законов различались по наполненности той или иной призмы.


Сжатие формировало тело, сжатие формировало дух. Всё было подчинено циклу, всё имело свое значение и ценность. Нам с нашим ритмом не понять подобных отношений. Ритм для нас невидим, и мы его не замечаем, хотя он присутствует во всем. Ритм древних определялся одним из тринадцати усилий, формируемых Небом и закрепляющихся Землей.

Хотя в то время не было письменности, однако существовал опыт, и этот опыт сконцентрировал в себе знания, которые затем были выплеснуты наружу и зафиксированы майя.


Майя создали образы, или, если хотите, иероглифы, по четырем законам времени и заложили в них знания по тринадцати законам существования. В зависимости от времени и места количество законов менялось, но оно всегда было кратно тринадцати или пяти. За основу был взят центр, а центр индейцы связывали с землей. Таким образом, четыре закона направления с центром образовали пятиступенчатую пирамиду, ориентированную по четырем сторонам. Сокрыто в этом многое. Постоянные образы одной стороны пирамиды были связаны с постоянными образами другой стороны, образуя переходы и связи. Они-то и были зафиксированы в виде двадцати священных символов.


Попытаемся определить путь, или движение, индейцев к знаниям. Знание для них являлось предметом, имеющим форму. Следовательно, появление знания как составной части их развития было возможно только при условии наличия связи "форма -содержание". Таким образом, можно говорить о существовании "оси, ведущей к звезде" (къойлью (инд.), el eje dirigido a la estrella (исп.). Так появилась определенность в событиях.


Вся деятельность в этом направлении оформилась в знания, известные нам как астрология. Собирались и группировались качества, которые отмечались определенными символами и которым, в принципе, нет начала и конца. А так как любые действия индейцев соотносились со временами и знамениями, то всё ими рассматривалось во времени. Первое, что они зафиксировали, естественно, был календарь. Однако если сравнить ацтекский календарь и календарь майя, то сложно увидеть соответствие, даже при сходстве некоторых ключей, образов и линий. Дело в том, что ацтеки показали движение времени, законов и знаний, а майя зафиксировали это движение в образах. Это можно сравнить с функциями монад по Фу Си и Вэнь Вану в китайской космогонии.


Таким образом, пользование знаниями ацтеков, майя или инков должно учитываться не только в плоскости развития, но и в плоскости их участия в этом развитии, а оно увязывалось по отношению к той или иной силе, впоследствии названной богом.

Так, к примеру, основным богом ацтеков был Гуитцилопочтли, это собирательный образ годового цикла. В отличие от Создателя Мира, Пага-рурак, он включал в себя законченность, которая и отобразилась затем в календаре. При кажущейся внешней фиксированности и ясности календаря, он скрывает в себе всеобщее вселенское движение и при этом обозначает значение года, поэтому им можно пользоваться и по определению, и по содержанию.


С позиции объемных шифров восприятия и обозначения событий можно рассматривать системы, проецирующие временные циклы на числовую плоскость. Объемность таких систем как раз и зафиксирована календарем майя.

Календарь майя ведет исчисление от 13 августа 3113 года до н. э. Почему нам заданы это число и этот год? Именно заданы, а не отмечены исследованиями и изысканиями. С этого периода люди, согласно майя, стали жить по закону времени, и начался его отсчет.


До этого существовал только закон пространства, и то как простейший. В момент перехода на более тонкую ступень восприятия было задано число, характеризующее максимально наполненное значение сил, пространства, времени, человека, которое отобразилось в комбинационном значении чисел "13" и "8". Восемь является одним из типов движения тринадцати законов, это "качественная количественность". Таким образом, нам задан цикл равный сегодня 1862695 единицам. Весь цикл равен 13-ти бактунам (один бактун = сто шестьдесят тысяч). Цикл должен закончиться к 2012 году (по Хосе Аргуэльесу), что будет характеризоваться полным изменением структурной специфики человека. Тот, кто не будет вписываться в это изменение или будет опережать его, будет уничтожен этим циклом. В принципе, это время можно рассматривать как приближающийся конец света, а можно и как начало нового.


Челеро Б., Нима Э.